Забыли данные входа?   Регистрация  

пропавшие 10 колен

Как Мендель Бенционович с Михаилом Менделевичем искали пропавшие 10 колен Израилевых и что из этого вышло.

Озаглавил и задумался: пафосно и неточно.
Мои извинения — водится за мной слабость к звонким заголовкам!
Не искали мы с отцом десять пропавших колен Израиля, да их уже и не найдёшь — не то они афганские пуштуны теперь, не то караимы, кто знает...
Мы искали своих родственников, пропавших в Америке полтора века назад, детей моих прабабушки и прадедушки.

Итак, конец 19 века, Российская империя, местечко Ляды, Могилёвской губернии, черта оседлости.
Не вдаваясь в подробности, пару разъяснений — местечко, ни тебе маленький городок, ни тебе большое село — типичное место проживания евреев.
Нищета, перенаселённость, многодетность, бесправие, погромы, безработица — вкратце.
И — печально знаменитая черта оседлости, законодательно не позволяющая вырваться из местечка.
За редким исключением: университетское образование ( доктора, агрономы, инженеры), купцы первой гильдии и кантонисты.
Таких счастливчиков было немного...
В семье моего прадеда их не было.
А семья была большая — прабабка после девятого ребёнка побежала топиться (послеродовая депрессия?), спасли, вытащили из реки...
А всего детей рождено было 14, последним, поскрёбышем, был мой дед.
И он и его старшие братья хорошо понимали: житья тут не будет, надо вырываться из замкнутого круга нищеты и безнадёжности.
Можно было стать нелегалом, скитаться по Российской Империи, постоянно откупаясь от полиции и рискуя быть высланным по этапу — такой путь выбрал мой дед, выучился ремеслу фуражечника и осел в Прибалтике, сначала в Эстонии, а потом и в Латвии, по паспорту Нансена.
А вот старшие его братья, числом три, рванули в Америку.
Эмиграция туда была свободная, безвизовая, надо было оплатить билет — туда и обратно.
Вы спросите — а обратно зачем?
Судовые компании получали лицензию на перевозку эмигрантов с условием транспортировки назад, на родину, забракованных по здоровью эмигрантов (туберкулёз, трахома). Любопытный факт: подъём по знаменитой лестнице Эллис-Айленда был скрытым тестом на одышку, быстро выявляющим больных туберкулёзом и сердечной недостаточностью...
Прорвались, осели, перевезли часть семьи, один брат не прижился и вернулся.
И на этом связь обрывается — мой дед не знал ничего о своей семье, что в Белоруссии, что в Америке.
Две мировые войны, революция, уничтожение Лядов как среды обитания, жизнь в разных странах с разной судьбой...
Отец участвовал в освобождении Белоруссии, Минска в частности — но в Лядах не побывал, может и к лучшему — там погибли все, кроме фронтовиков.
А вот и история, времён начала 21 века.

Отец овдовел за месяц до золотой свадьбы.
Тосковал, я беспокоился, сильно — 78 лет, проблемы со здоровьем, не справится старик, не сдюжит...
Я перевёз его на остаток лета и осень к себе.
Где и наблюдал очередную победу старого солдата — над тоской и унынием.
Видите ли, я всегда скептично относился к прикладной ценности культуры и эрудиции — что в его случае, вкупе с самодисциплиной, спасли отца: полиглот, он читал газеты на 6 языках, слушал радио во время длинных походов по окрестностям, увлёкся плаванием, опять и опять путешествовал с семьёй Шаинских...
Вернувшись к себе, он возобновил свою рутину: по вторникам и четвергам филармонические концерты в музее графства, религиозные службы по субботам и праздникам.
И — открыл для себя мир Интернета.
Мой любимый троюродный брат привёз и установил ему компьютер... мы нашли ему учителя, специалиста по обучению пожилых компьютерным азам.
Для моего старика открылся огромный мир классической музыки в Сети, он активно общался со своими друзьями молодости, разбросанных по всему миру, с семьёй его брата в Израиле.
Были и неудачи — звоню, Миша, у меня горе, компьютер заболел, вирусом...
Вызвали специалиста, оживили компьютер, старый радовался как ребёнок.
И вот как-то пришла ему мысль — а вот бы нам найти потерянных потомков его американских дядьёв, братьев моего дедушки?
Разбирался я в компьютерах очень слабо, поисковик из меня — никакой, и я посоветовал ему обратиться к его учительнице и забыл об этой безнадежной идее.
Пессимизм был чужд моему отцу, он превозмог мой пораженческий скептицизм и нашёл-таки еврейское генеалогическое общество.
Послал запрос.
Чём черт не шутит — заслал запрос и я.
И, о чудо!!!
Спустя недели две ответ — есть у вас один родственник в Америке!!
Звоню отцу, возбуждённый — есть ответ!!
Он, спокойно — и у меня есть...
И?!?!
Ингалэ ( паренёк), открой емелю, я подожду на телефоне.
Открываю.
Нашли.
Его.
Они нашли мне моего отца!!
И, соответственно, ему они тоже нашли — меня...

Так и закончилась наша генеалогическая экспедиция, я, теперь уже последний из могикан большой семьи из Лядов, питаю мало надежд найти пропавших больше века назад родственников...
Хотя... как там у нас нынче с чудесами, случаются?

 

ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ