Притчи

Притча о дружбе

Два друга поссорились. И один начал всем знакомым говорить плохие слова о своем друге.

Но потом он успокоился и понял, что был неправ. Он пришел к другу и начал у него просить прощения.

Тогда второй друг сказал:

– Хорошо! Я тебя прощу. Только при одном условии.
– Каком?
– Возьми подушку и выпусти все перья на ветер.

Плохие слова. Притча о дружбе. Первый друг так и сделал. Он разорвал подушку. А ветер разнес перья по всему селу.

Довольный друг пришел к другому и сказал:

– Выполнил твое задание. Я прощен?
– Да, если ты соберешь все перья обратно в подушку.

Но сами понимаете, что это невозможно собрать все перья обратно. Так и плохие слова, которые уже разлетелись по всему селу нельзя забрать обратно.

Притча о молчании

Жил мудрый человек. Все его любили. Но, как всегда, нашелся молодой человек, который захотел проверить его мудрость. Он подговорил своих друзей проучить старика.

Сидел мудрец возле своего дома и о чем-то размышлял. Вдруг, подошли молодые люди и принялись они поддевать и даже оскорблять человека, стремясь вывести его из себя.

Старик слушал их очень спокойно. Из-за этого спокойствия им стало как-то не по себе. Возникло неловкое чувство: они оскорбляют человека, а он слушает их слова как музыку. Тут что-то не так.

Один из них обратился к старику:

– В чем дело? Ты что, не понимаешь, что мы говорим про тебя?

– Как же? Понимаю! Еще и как понимаю! И, благодаря этому пониманию – молчу. Это ваш выбор – оскорблять меня или нет. Но принимать ваши оскорбления или нет – в этом моя свобода. И я от них просто отказываюсь. Можете забрать их себе. Я их не принимаю.

– В то же время, – продолжил старик, – я не могу запретить вам оскорблять меня. Это же ваша свобода и ваше право.

– Пойдемте-ка отсюда, – сказал один из молодых людей.

Больше мудреца никто не оскорблял.

Притча о мудром отце и о крепком дереве

 Жил старик на опушке, возле дремучего леса. Пятерых сыновей даровала ему жизнь, ладных работников. Только ссорились иногда братья по пустякам: то мотыгу не на место поставил кто-то, то чья очередь за водой идти. Глядел на них старик и вздыхал в небо глядючи.

А годы шли, шумели вместе с ветром в колосящейся пшенице. И позвал старик сыновей как-то вечером к кровати своей:
— Дети мои любезные, чую я, пора мне в дальнюю дорогу собираться. Придёт за мной костлявая нынешней ночью. Но прежде, чем мы уйдём, хочу вам притчу одну поведать и мысли ваши услышать.

«В тёмном и густом бору, уходя корнями глубоко в сырую землю, рос дуб-великан. Шумели ветры в его могучих ветвях. Гордо стоял лесной исполин и не думал о времени.

Но как-то раз пришёл дровосек. Посмотрел вокруг, подошёл к дубу-великану, взмахнул топором и полетели щепки. С великим шумом упало могучее дерево, птицы лесные испуганно разлетелись. Топор острый обрубил толстые сучья, а мощный ствол попал вечером к плотнику и превратился в крепкие доски.

Из досок тех умелый бондарь смастерил крепкую бочку, и надел на неё обручи железные. Полюбовался на работу хорошую и спрятал в сарай. А по осени налил в неё вино игристое и повёз на базар.

Каждый год, как урожай поспевал, бондарь наполнял бочку свою то вином душистым, то пивом хмельным и продавал на ярмарке. Но время шло.

Вода точит камень. А годы источили бочку. Рассохлись крепкие некогда доски, вылетели клёпки, днище перекосилось и вылилась на землю настойка ароматная.

Собрал бондарь доски старые и к печи отнёс, к дровам. А обручи железные ребятишкам отдал, катать по дороге».

— Так ответьте мне, сыновья мои любимые, к чему я сказ этот вёл?

Задумались братья...

— Вижу, что за молодостью не разглядеть вам разумения притчи этой. Знайте, что лес густой подобен родине нашей, земле родной. Бочка крепкая — семья людская. Доски сродни нам, в семье живущим. А обручи железные, есть согласие семейное. Коли будет лад в доме, все горы свернуть можно, а нет его, так и семье не быть.

Поклонились мудрому отцу братья: «Спасибо, родитель ты наш, смекнули мы теперь притчу твою. Разлады изгоним мы сей же час, в совете и уговоре жить станем».

Мудрая притча о матери, которая очень переживала за своего ребёнка.

Наступит время, когда любой матери нужно будет задуматься об этом …
Однажды к Богу пришла женщина. Её спина была согнута под тяжестью большого мешка.
—Ты устала, женщина? — обеспокоился Господь. — Сними свою ношу с плеч, присядь, отдохни.
— Спасибо, я ненадолго, — отказалась женщина. — Только попрошу — и сразу назад! А то вдруг за это время уже что-нибудь случилось? Никогда себе этого не прощу!
— Что ты не готова себе простить?
— Если с моим ребёнком что-нибудь стрясется. Я как раз и пришла, чтобы попросить Тебя: Господи, спаси и сохрани его!
— Я только этим и занимаюсь, — серьёзно сказал Господь. — Разве я дал тебе повод усомниться в моей заботе?
— Нет, но… В этой жизни столько всяких опасностей, плохого влияния, крутых поворотов! А у него возраст такой — всё хочется попробовать, повсюду влезть, во всём как-то самоутвердиться. Я очень боюсь, что его занесет на повороте, он ушибётся, и ему будет больно.
-Что ж, в следующий раз он будет осторожнее, потому что на своей шкуре узнает, что такое боль, — ответил Господь. — Это очень хороший опыт! Почему ты не хочешь дать ему научиться?
— Потому что хочу избавить его от боли! — горячо воскликнула мать.
— Ты видишь — я всегда ношу с собой мешок соломы, чтобы подстелить её там, где он может упасть. — И теперь хочешь, чтобы я обложил его соломой со всех сторон? Хорошо. Смотри же! И Господь мигом сотворил целый ворох соломы и бросил его в мир. Она кольцом легла вокруг сына той женщины, отгородив его от всех опасностей, от всех соблазнов и искушений, а заодно и от жизни. Женщина видела, как ее сын пытается пробраться сквозь солому, но тщётно. Сын метался, пробовал разорвать соломенное кольцо, впадал то в отчаяние, то в ярость. А в конце концов достал откуда-то спички и поджег солому. Взметнулось пламя, и всю картину мгновенно затянуло дымом.
— Сынок! — закричала женщина. — Сынок, я иду на помощь!
— Хочешь подбросить в костер еще соломы? — спросил Господь. —Имей в виду: чем больше соломы подстилают родители, тем сильнее желание прорваться сквозь неё любой ценой. Если же это не удастся, человек может и вовсе начать прожигать жизнь. Ведь он не знает, что такое боль, и что такое свобода выбора — тоже… Ты думаешь, что это мешок соломы, но на самом деле это мешок проблем. В нем находятся все ужасы, которые тебе чудятся, все опасения, которые в тебе живут, все страхи, которыми ты наполнена. Всё, о чем ты думаешь и тревожишься, набирает силу и разрастается, потому что ты даешь этому энергию. Поэтому твоя ноша столь обременительна, а твоя спина так устала…
— Выходит, я не должна заботиться о сыне?! И это говоришь мне Ты, Господи?
— Заботиться — сколько угодно. Но вот беспокоиться ты не должна. Ведь я-то тоже о нём забочусь. Позволь и мне делать мое дело. Просто не мешай мне! Но это, как я понимаю, вопрос веры…